Туркменистан

Мистик и учёный Абу Саид помог сельджукским вождям одолеть газневидов

О том, как шейх придал султанам Тогрул беку и Чагры беку уверенности в битве при Данданакане рассказал эксперт Оразклычев.

Один из самых загадочных в истории мистиков Абу Саид, который также был известен как врачеватель и учёный, сыграл важную роль в политической жизни северного Хорасана. Он предсказал победу сельджуков над газневидами и в критический момент придал султанам Тогрул беку и Чагры беку уверенности в битве при Данданакане. О жизни шейха Абу Саида редакции CentralAsia.news рассказал сотрудник Института истории и археологии Академии наук Туркменистана Джума Оразклычев.

От сына аптекаря до шейха

Абу Саид родился в 967 году в небольшом городке Меане. Его отец был аптекарем и знатоком лекарственных трав. В юном возрасте он покинул родной город, чтобы пройти обучение у именитых учёных Мерва. Впереди его ожидало множество лет странствий, пока поиск знаний не привёл его в Серахс, где он переступил порог суфийской обители. Здесь он понял, что нашёл свой истинный, духовный путь.

Суфизм — это особое, связанное с элементами таинственности, направление в исламе. Согласно исламским доктринам, общаться непосредственно с Аллахом могут только пророки. Суфии же утверждали, что любой мусульманин может приблизиться к Всевышнему. Для этого необходимо следовать путём истины, называемым суфиями «тарикатом» и включавшем в себя медитацию и отказ от земных благ.

Вернувшись домой, Абу Саид несколько лет провёл в медитации. Эта часть его биографии перекликается с судьбой основоположника буддизма Сиддхартхи Гаутамы. Также как и Будда, шейх Абу Саид будет духовным наставником, причём двоим из его протеже — Давуту Чагры беку и Мухаммеду Тогрул беку судьбой будет уготована миссия стать во главе страны.

Вера в предсказание, которая помогла одолеть газневидов

Когда Абу Саид сообщил сельджукам о своём предсказании, согласно которому у них будет своё государство, те не поверили, и тогда шейх, доказывая свою правоту, поставил на карту свою жизнь. Средневековый историк Гардизи приводит в «Украшении летописей» об этом уникальное свидетельство.

В начале XI века сельджукский клан оказался в ситуации опасного противостояния с мощнейшей на континенте армией державы газневидов. 

И вот теперь, армии, громившей любого, кто осмеливался вставать на её пути, бросила вызов горстка сельджуков. Исход борьбы казался более чем очевидным. Султан Масуд, считавший, что надо скорее вышвырнуть этот раздражавший сельджукский камушек из ботинка, во главе неисчислимой рати выдвинулся из Серахса.

Сельджуки намеревались отступить без боя, что было естественным и логичным решением, но этому воспротивился Абу Саид, считавший, что победа будет за сельджуками и надо вступить в сражение.

Абу Саид, видя сомнение в глазах сельджукских вождей спокойно и медленно, отдавая отчёт каждому своему слову, произнёс:

«Если вы не будете правителями Хорасана, можете отрубить мне голову».

В истории, пожалуй, это единственный случай, когда оракул добровольно ставит свою жизнь в качестве гарантии за своё пророчество. 

Сельджуки поверили шейху. В мае 1040 года отряд сельджукских джигитов встал в боевом порядке у стен небольшого города Данданакан и, как тигр, готовый к последнему и смертельному прыжку, смотрел, как на него, под оглушительный грохот литавр движется вражеская армада. 

Когда битва началась, победа, словно уже по привычке, стала склоняться на сторону газневидов. Шейх, сохраняя невозмутимую уверенность,  призвал сельджуков: «Потерпите всего лишь час до полуденного намаза».

И, действительно, в полдень произошло невероятное: газневиды дрогнули и начали отступать. Разгром был полный, а султан Масуд едва спасся с жалкими остатками своей некогда могущественной армии.

Пророческий гений шейха, признанный сельджукскими вождями

После боя сельджукские предводители — Давут Чагры бек, Мухаммед Тогрул бек и Муса, спешившись с коней, предстали перед Абу Саидом и преклонили в почтении колени.

Шейх, возвестил им, что теперь взошла их звезда, и благословил рождение нового государства, которое выросло со временем в Великую Сельджукскую империю, раскинувшуюся на обширном пространстве от Средиземного моря до китайской границы.

О масштабе империи говорит хотя бы тот факт, что на современной карте мира на этой территории разместились 25 суверенных государств. А всё началось с уверенности, которую придал сельджукским вождям Абу Саид.

Пророческий гений шейха не подвергался отныне ни малейшему сомнению. Его современники сложили даже своеобразный способ гадания по его четверостишиям. А поэтическое наследие Абу Саида было богатым: 726 рубаи и 88 стихотворных произведений.

Абу Саид, Ибн Сина и Эйнштейн

Шейх прославился ещё и как врачеватель. Два великих целителя — Абу Саид и Ибн Сина жили в одно и то же время, и линии их жизней просто не могли не пересечься. Историческая традиция считает, что эта встреча состоялась и переросла в дружбу. Согласно легенде, Абу Саид на вопрос, что он думает об Ибн Сине, сказал:

«Ибн Сина знает то, что я вижу».

Когда же с аналогичным вопросом обратились к Ибн Сине, тот ответил:

«Абу Саид видит то, что я знаю».

Оба учёных поддерживали друг с другом регулярную переписку.

А обсудить им было что, ведь Абу Саид, также как и Ибн Сина,  был автором многочисленных научных трактатов, в частности, по философии, астрономии и математике. Шейх считал, что одним из способов постижения знания является интуиция, а не логика, которая ищет связь лишь между внешними факторами.

Девять веков спустя Альберт Эйнштейн, так же как и шейх, пренебрегавший личным благополучием, которое называл амбициями свиньи, подтвердит, что в истинных открытиях никогда не участвует логическое мышление.

Князь духовного пути

Теологические размышления Абу Саида отличались снайперской точностью, и шейха уже при жизни стали называть Князем духовного пути. Вот как он разъясняет главный свой тезис, касающийся одного из самых сложных философских вопросов — что такое «Я»:

«Мы искали Бога на небе, на вершинах гор и в пустынях. Порой мы Его находили. Порой нет. Теперь нам нет необходимости блуждать по миру в поисках Всевышнего, потому что мы отдали себя Ему, и мы стали частью Его».

Значение, которое Абу Саид отводит мысли, как важнейшему инструменту, данному человеку, тождественно постулатам раджи-йоги.  Мысль — это могущественное оружие, и, одновременно, самое эффективное в мире лекарство.

Человеку дана возможность мыслить, а мысль — это энергия. Обладая такой колоссальной силой, человек не умеет правильно ею пользоваться. Он может сломить любые стоящие перед ним преграды, но, не подозревая о своих бесконечных возможностях, подчиняется слабым, даже ничтожным, обстоятельствам.

Взгляд Абу Саида на жизнь

Учение Абу Саида, в несколько переработанном виде, сквозит в философии Артура Шопенгауэра. Вот как немецкий философ представил проповедуемый шейхом принцип в своем главном научном трактате «Мир как воля и представление»:

«Человек должен только сообразить, каким ему больше всего хочется быть, и таким он и станет: в этом и состоит свобода воли».

Абу Саид никогда не изменял своей манере скромной жизни, которую возносил в добродетель, и, будучи уже на смертном одре, попросил учеников прочитать своё четверостишие-завещание:

Не задирай свой нос, скромнее будь, 

Высокомерьем не достигнешь ты почета.

Как девственницы косы, пусть думы чистыми пребудут.

И тысячи сердец душою всколыхнуть стремись.

Мавзолеем Меане баба

Султан Давут Чагры бек, отложив все дела, лично руководил строительством последнего приюта Абу Саида. В народе эту, исполненную в особом, сельджукском стиле, архитектурную жемчужину называют Мавзолеем Меане баба, то есть Мавзолеем святого из Меане.

Мистическая сила шейха

Вера в мистическую силу Абу Саида живет и сейчас. Сегодня, как и  тысячелетие назад, люди идут к нему за помощью, что подтверждает истинность суфийского изречения:

«Сколь многих на спине земли мы почитаем живыми, а они мертвы, и сколь многих во чреве земли мы считаем мертвыми, а они — живы».

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»