Туркменистан

Джума Оразклычев раскрыл секрет происхождения кентавров

Старший сотрудник Института истории и археологии сообщил, что туркменское племя огузов являются прародителями кентавров.

Старший сотрудник Института истории и археологии Академии наук Туркменистана Джума Оразклычев рассказал редакции CentralAsia.news об интересных фактах, связанных с происхождением мифических существ – кентавров.

Плиний Старший, автор «Естественной истории», крупнейшего энциклопедического сочинения античности, писал о кентаврах как о реальных существах. Причина проста: не знавшие верховой езды древние греки, впервые столкнувшись с конными всадниками кочевых племён, воспринимали их в образе кентавров. Кочевые племена у греков ассоциировались с великим народом Огузов.

— Вопрос об этимологии слова «огуз» до настоящего времени остаётся неразрешимой научной проблемой, но если взять в качестве гипотезы, связанную со словом «öküz», то есть «бык», становится ясным, почему в слове «кентавр», состоящем из двух греческих корней, нет даже намёка на слова «конь»: «кен» – колоть, рубить и «тавр» – бык, — отмечает обозреватель.

Огузы, основавшие Парфянскую империю, за что их называли парфянами, и стали для западного мира воплощением кентавров – могущественных, не ведающих поражения всадников, метко стреляющих из лука на полном скаку. 

— Основным оружием у парфян был конь, без которого нет кавалерии. Как писал командир 1-го Московского лейб-драгунского императорского полка полковник М.Марков в своей книге «История конницы», говоря о происхождении кавалерии, необходимо обратить взоры к Туркестану – первоначальной родине коня, и подчеркнуть закономерность: чем больше какая-нибудь страна удалена от этого центра, тем позднее является в ней конь в товариществе с человеком. Там, где родина коня, там и родина кавалерии. Российский военный историк, знаток кавалерийского дела, особо лестно отзывается о породе лошадей из Нисы, — подчеркнул эксперт.

Конь всегда предназначался для боя. Чем раньше народы это понимали, тем быстрее старались основать у себя новый род войск – кавалерию. Но для парфян конь был не просто оружием, парфяне всю свою жизнь проводили верхом, «сросшись, — как отмечает М.Марков, — со своими лёгкими конями».      Римский историк Гней Помпей Трог, современник императора Октавиана Августа, пишет, что парфян невозможно увидеть пешими: «Они всё время на коне; верхом на коне они воюют, празднуют, решают общественные и частные дела; они всё делают верхом на коне, даже торгуются и обсуждают разные вопросы». В то время как верховая езда для парфян была естественным образом жизни, для многих других народов это оставалось трудно постигаемой наукой.

— Парфяне смогли максимально использовать преимущества тяжёловооружённых наездников, знаменитых катафрактариев, в переводе с древнегреческого – «покрытые бронёй». Устойчивость всадника достигалась особым парфянским седлом, впоследствии заимствованным другими народами. Именно в аршакидскую эпоху возникли сёдла особой конструкции – с жёстким каркасом и высокими луками – что позволяло всаднику действовать без опоры на стремена, которых в ту пору ещё не было, — заявил Оразклычев.

Классическая тактика парфян – притворное отступление, за которым следовала молниеносная контратака – успешно применялась колонизаторами в Америке и Южной Африке вплоть до XIX века. Но что более интересно, индейцы воспринимали европейских всадников как единых с конями существ, то есть в образе кентавров, и это не предположение, а исторический факт, о котором сохранилось свидетельство Диаса дель Кастильо.

— В первый том учебника «История военного искусства», опубликованного после Второй мировой войны, специально по поручению Иосифа Сталина был включён раздел «Развитие военного искусства в парфянских войнах». Особое внимание в учебнике уделено парфянской коннице, — сообщил сотрудник Института.

Страх перед парфянским наездником и пущенной им стрелой настолько сильно пустил корни в сознании римлян, что его отголоски можно найти даже в средние века в образе кентавров в произведениях итальянских художников Сандро Боттичелли и Буонарроти Микеланджело. 

И в наши дни кентавр продолжает исполнять свою миссию идеала несокрушимой и всепобеждающей силы: в геральдике некоторых городов, например, России, Литвы, Польши и Чешской Республики, центральной фигурой является кентавр в изготовке для стрельбы из лука – излюбленного оружия парфян.

Парфяне, взбудоражив весь мир своей мощью кентавров, царствовали пять столетий в сердце Евразии. Предки туркменского народа открыли миру новую эру и продолжают властвовать над умами и сердцами, и то, что мы привычно называем нашей эрой, является, по сути, эрой парфян, эрой кентавров.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»