Шоу Бизнес

Бывшая жена Бориса Грачевского: «В последнем браке, с Катей, он был гораздо счастливее, чем со мной»

стархит

Были сложные периоды — у вас, у него, с которыми вы друг другу помогли справиться?

Анна Грачевская

Наверно, когда родилась Василиса. Во-первых, у меня были крайне тяжелые роды, двое суток, потом долго приходила в себя, плюс навалилась послеродовая депрессия. А незадолго до этого мы прилетели из Испании, и я обратила внимание, что у Бори на икре родинка, которая кровит. Отправляла его в больницу, он отмахивался, мол, зацепил за штаны, ничего страшного. Но мы все-таки поехали на Каширку. И врач с квадратными глазами выходит с осмотра и говорит: «Вы понимаете, что пришли бы вы завтра и все! Это меланома, она уже метастазировала, нужна срочная операция!» Я предлагала полететь к друзьям в Израиль, но Боря не хотел. У нас прямо до ссоры дошло. В итоге вырезали здесь, но закончилось все плохо: через некоторое время он сдал анализы, и стало понятно, что требуется повторная операция. Василисе пять месяцев, мы с мамой и дочкой полетели с ним в Израиль. Состояние у Бори тяжелое, снова реанимация… Около месяца я жила в больнице. Не знаю, насколько это правильно, потому что, когда находишься рядом и видишь все, что с человеком происходит, очень страшно. Я бегала из клиники к ребенку, потом сидела с мужем. В какой-то момент доктор говорит: «Отдохни хотя бы пару дней, а то мы тебя скоро тут рядом положим». Потом Боря восстанавливался, ходил с палочкой, хромал. Я даже подхватила анорексию на нервной почве. По сути никого не было рядом. Да, все на телефоне, друзья, знакомые держали руку на пульсе, но физически мы находились одни. Сын его, помню, часто звонил, интересовался здоровьем отца.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»